Юрий Шавшин, 24.08.2017.
 
Сегодня, в 172 годовщину со дня рождения Льва Сергеевича, хочется немного поговорить о масштабах его личности, и роли в становлении отечественного виноделия. О человеке судят по делам его, и результатам этих дел. Если величие вина проявляется в том, что оно восхищает в молодости, и ещё больше восхищает в старости, то величие человека проявляется в том, что результаты его деятельности восхищают, как при жизни, так и после его смерти. И с годами гениальность некоторых людей, к которым и относится  Лев Сергеевич Голицын, их харизма, масштаб, величие, их роль в определенных сферах человеческой деятельности, с нарастающей силой восхищают, удивляют, и при внимательном изучении вызывают почтенный трепет.

Из книги Л. Порте и Ф. Рюиссена  «Вина России» (Париж, 1892 год):
           
«Из всех стран мы меньше всего знали Россию. Новостью, пришедшей в винодельческую конкуренцию, было то, что Россия вошла сюда огромными шагами, и шагами хозяина.
           
Впервые можно было увидеть в 1889 году на Всемирной выставке русского, не только председательствующего в жюри по вину, но и очаровавшего всех как утонченностью своей осведомленности, так и известностью своих предков. Его называли королем экспертов.
           
Бутылки с вином, привезенные русскими, были оформлены этикетками, изображающими побережье Черного моря»
(автору этой заметки не удалось пока найти оригинальный источник).
          
Основная черта, выделяющая людей такого масштаба - это отождествление себя с исторической Родиной, и личная ответственность перед ней. Не смотря на то, что Голицын родился и вырос в Польше, учился во Франции (он даже до конца своих дней писал только по-французски), он был предан России, и всю свою жизнь посвятил делу, которому самозабвенно отдавался - становлению отечественного виноделия.
            
Харизма Льва Сергеевича проявлялась, как во внешнем виде, так в интеллекте и духовной силе, и всё это накладывалось на честь и принципы российского аристократа. Именно это послужило основой для создания целой школы Голицына - плеяды выдающихся учёных-виноделов, выполнявших заветы патриарха, своего учителя, которые руководствовались его принципами и вдохновлялись его идеями. Все, кто хоть немного поработал с ним, заряжались его энтузиазмом и наполнялись его идеями, несли отпечаток его души и харизмы. Вся его жизнь была посвящена служению отечеству, во благо его, для всеобщего блага. Большая часть его великих вин не продавалась, а служила учебным и научным пособием, а так же, как сейчас бы сказали, «в рекламных целях», только рекламировалась не персона или конкретное предприятие, а отечественное виноделие и его уровень.
 
Профессор Антон Михайлович Фролов-Багреев, 1948:
            
«Нам, например, пришлось побывать у него один раз с учениками Никитского училища, другой раз со студентами высших курсов по виноделию, и оба раза Голицын широко знакомил молодежь и со своими винами и со своим опытом».
Кроме его знаний и опыта, его ученики приобретали правила, принципы,  и профессиональную честь. Можно привести такой пример. В 1910-11 гг. в Одессе проходила Фабрично-заводская, художественно-промышленная и сельскохозяйственная всероссийская выставка. Председателем экспертной комиссии отдела «Виноградарства и виноделия» был назначен ученик Л.С. Голицына - гениальный учёный, будущий профессор, создатель, к сожалению утерянных, великих крымских и среднеазиатских марок вин, Михаил Александрович Ховренко. Исповедуя принципы, заложенные учителем, Ховренко сделал химический анализ и провёл дегустацию, представленных на выставку вин, и по итогам многие вина получили низкие оценки, что вызвало сердечную обиду у экспонирующих - аристократов, известных купцов и торговцев, привыкших получать золотые медали (старая страсть, сохранившаяся и до настоящего времени) больше за масштабы, объёмы производства,  прибыль и т.п., чем за качество произведенного продукта. Это один из множества примеров, демонстрирующих верность принципам учителя, и эти основы исповедовались и в дальнейшем уже в советское время, и на них строился фундамент отечественной отрасли. Правда на той выставке из-за жалоб высокопоставленных персон и под давлением устроителей, терпящих убытки, Михаил Александрович, будучи наёмным экспертом,  вынужден был изменять результаты конкурса и распределение призов. Политика...
Фабрично-заводская, художественно-промышленная и сельскохозяйственная всероссийская выставка, Одесса, 1910-11 гг.

О масштабе личности Льва Сергеевича, его гражданской позиции, о государственном уровне мышления говорит тот факт, что уволившись из Удельного Ведомства, полученную премию в 100 000 рублей (для понимания: плантаж и закладка виноградника на ЮБК стоила на то время 1500-2000 руб. за десятину) он использовал для выплаты премий за лучшие достижения в виноградарстве и виноделии.

Удивляет и восхищает то, что Лев Сергеевич, имея гуманитарное образование, настолько хорошо владел естественнонаучными дисциплинами, что выстроил целую систему создания высококачественных вин (возможно, эта система в значительной степени не научная методика в чистом виде, а  интуитивное, основанное на опыте, понимание). Международное признание его вина получили, начиная с 1885 года в США (золотая медаль). И восхождение на высший пьедестал - 1900 год, Париж, два кубка Гран При, за Российское Шампанское и Рислинг князя Петра Михайловича Трубецкого. Рислинг Трубецкого - это показатель гениальности и совершенства методики Льва Сергеевича. Именно Голицын выбрал участок для закладки виноградника и подобрал сорта. Итог - вино мирового уровня было создано за 4 года на голом месте, где с античных времён не рос виноград.

Понимание «терруарности» и районирования:
            
«Но виноградарство и виноделие есть наука местности. Каждый район за границей имеет свой тип вина, зависящий от сорта, почвы и климатических условий. Бордосского вина нельзя получить в Бургундии и Бургундского вина в Медоке, в Опорто не может быть Иоганнисбергера, и в Иоганнисбергере - Опорто. Кто немножко знаком с этим предметом, знает, что в двух рядом находящихся виноградниках продукты их уже отличаются друг от друга. В Бургундии Монраше разделяется на три категории вина, имеющих совершенно разную ценность: Монраше, Шевале-Монраше и Батар-Монраше».
            
«Чтобы стать на правильную точку зрения, нам нужно изучить тот характер, который получает лоза в известной местности. Влияние Магарача и уделов настолько обозначилось, что мы уже можем отчасти знать и отчасти предугадать, на какие лозы в каждой местности нужно обратить внимание. Раз тип удачно создан, нужно его придерживаться, называя его по местности его производства. Как я говорил выше, в Закавказье почти повсеместно типы уже существуют, их и нужно придерживаться. Кому не известно Кахетинское вино из лоз Саперави, Ркацители и Мцвани? Кому неизвестен матрасинский тип, который дает такое бархатное вино?..»
, Л.С. Голицын.

Самоотверженность и одержимость, именно в деле становления отечественного виноделия, демонстрирует и его забота о создании и сохранении эталонов как отечественных, так и зарубежных образцов вин. Всё, что он закладывал в коллекцию - это для воспитания будущих поколений специалистов, для будущего величия отечества.

О том, как «благодарные», несомненно «умные», «преданные» Родине потомки распоряжаются его наследием можно продемонстрировать несколькими ссылками:  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9. Уникальные эталоны вин, которые создавались и доводились до совершенства несколькими поколениями виноделов, бережно сохранялись, в том числе и ценою собственной жизни в Великую Отечественную войну, уникальные образцы, оставленные патриархами отечественного виноделия в качестве учебников, инструкций, в качестве духовного послания своим потомкам, которые (они в это верили) используют этот опыт, что бы вывести отечественное виноделие на ещё больший уровень, чем смогли это сделать они, так вот эти уникальные вина продаются «благодарными» потомками за бесценок...

Живые вина, возрастом более 100 лет, восхищающие экспертов, которым удалось их попробовать…
           
Редкие вина, которые не имеют большой ценности для коллекционеров, т.к. у этих шедевров отсутствует антураж и ореол престижа. Но они представляют колоссальную историческую, научную и практическую ценность для развития отечественной отрасли. В связи с этим вызывают отвращение те, кто использует имя такого великого человека, как Лев Сергеевич Голицын, называя себя «последователями» его идей и принципов, его «учениками», «приемниками», продавая национальное достояние, бережно создаваемое, собираемое и сохраняемое,  им, его учениками, и последователями.

И напоследок завещание «благодарным потомкам» от отца-основателя:

«Я себе представляю дело следующим образом: каждый год и в разных местностях делается вино тех сортов, которые в данной местности преобладают или которые желают испытать. Вино делается тщательно, заводятся книги в каждой местности по вперед определенному типу; записывается местность, откуда виноград взят, из какой почвы; записывается сорт или сорта винограда, которые пошли на выделку вина; записываются все климатические условия года: дожди, ветра, температура; записывается выделка и способы выделки самого сусла. Вино, раз полученное, частью разливается раньше, частью позднее, и каждого вина минимум 500 бутылок кладется в нишу с протоколом. Если во всех имениях каждый год будет делаться 50 сортов таких опытов, то через 10 лет 250 000 бутылок, которые будут в Массандровском подвале, создадут русское виноделие. В продолжение десяти лет каждый год нужно приглашать лучших специалистов виноградарей, виноделов и дегустаторов, брать из этих ниш по десяти бутылок, пробовать их внимательно и опять записывать все те впечатления, которые дает каждый год известное вино. Эти десятилетние материалы дадут правильный вывод для безошибочного шага вперед по науке русского виноделия.

Без средств, без вина, без людей мы будем блуждать еще сотни лет и через 100 лет мы будем говорить, как славяне Рюрику: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами!»»

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.